Древний Рим. Бремя Империи.

Реконструкция вооружения солдат римской армии II в.до н.э.
Реконструкция вооружения солдат римской армии II в.до н.э.

Римская Империя состояла из завоёванных стран, превращённых в провинции. Тот факт, что это покорёные области, никогда не забывался. После установления власти Рима, лучшие земли забирали победители. Как это делалось, видно на примере, из недавно найденного земельного кадастра владений города Араузиоиа в Галлии. Этот план указывает на раздел всей территории около 700 кв.км, на равные прямоугольники по 50 га, каждый такой прямоугольник состоял из одного или же нескольких участков. Лучшая земля была во владении ветеранов, а та которую они не захотели освоить или не смогли, отдавалась галлам. Остатки земли после этого геометрического разделения отдавали общине, а та в свою очередь сдавала ее в аренду. Колония основанная при императоре Августе, пополнялась ветеранами в течении всего 1 века н. э., то есть конфискация земель у местных жителей продолжалась. Поскольку земля больше не принадлежала провинциалам, то за пользование ею они должны были платить новым хозяевам, римлянам, иногда прямой налог деньгами, но чаще всего плодами этой же земли. Единый налог для всей империи дополнялся косвенными, также общими для почти всех провинций: 1% на товары продаваемые внутр провинции, 2,5% на ввозимые и вывозимые товары, 5% за освобождение раба на волю, 5% на наследство. В зависимости от лояльности к Риму, каждая провинция получала свой статус: подданные, свободные и союзные, иерархически строились и категории личного гражданства. Принадлежность человека или города к той или иной категории могла изменяться по решению римских властей. Такая система создавала постоянную зависимость не только от закона, но и в большей степени от представителя рнмской власти, что в свою очередь, порождало явные и скрытые подкупы, доносы, подхалимства, интриги.

Римская" вилла Де Матерна (de Materna) IV века н.э.
Римская" вилла Де Матерна (de Materna) IV века н.э.

Непрерывные и часто произвольные изменения статуса греческих городов были излюбленной формой укрепления власти и господства у римлян. Произвол и взяточничество наместников и их подчинённых чиновников отмечаются на протяжении 1-го века многократно. Однако в подобных случаях провинциалы могли привлечь к суду наместника, после завершения им своих полномочий. Например в 57 году, в сенате слушалось немало подобных дел. Провинция Азия представила ряд обвинений бывшему своему наместнику Публию Целеру, причём настолько обоснованных, что невозможно было их опровергнуть. Но Публий незадолго до этого обвинения оказал ряд услуг императору Нерону и его матери, смог затянуть судебный процесс так, что дожил до преклонного возраста и умер до вынесения приговора, сохранив награбленное состояние нетронутым и семейное имя незапятнанным.

Реконструкция греческого полиса
Реконструкция греческого полиса

Подчёркивание военного оккупационного характера было направлено на унижение полисной или племенной гордости до римского населения. Сразу же после завоевания римляне или уничтожали племенные центры или перевозили их на равнину где они оказывались полностью беззащитными. Города долго и мучительно умирали.
В Галлии римляне проводили своеобразную перетасовку племён, слишком большие расчленяли как наиболее опасные с точки зрения завоевателей, малочисленные племена исторически существовавшие отдельно, напротив сливали в единые административные единицы. В провинциях малой Азии учреждались судебные округа, игнорировавшие былое этническое и политическое разделение. С приходом римлян распадалась прежняя система гражданских статусов: храмовые рабы превращались в свободных рабочих - уже и не рабов, но ещё и не граждан; из жреческих семей хранивших секреты местного производства, появляются ремесленники. В города Азии и Греции с начала 2-го века назначаются особые римские "кураторы". Их задача состояла в том, чтобы взимая большие штрафы, ограничивать лишние непроизводственные расходы полисов и подчинять их общей финансовой политики империи. Но так как она была ориентирована исключительно на интересы империи в целом, кураторская деятельность приводила к принижению любой инициативы и роли местной власти и воспринималась как форма гнета, вызывавшая раздражение и протест. сохранилась интересная надпись во Фригии, ее жители с радостью сообщают, что римляне подарили крупную сумму денег и теперь на ее проценты город сможет выплачивать ежегодный штраф в императорскую казну.
Римское обыкновение опираться на местных богачей и аристократию, действовало разрушительно на общественную структуру в провннциях, в восточных особенно, это приводило к удвоению тяжёлого гнёта ложившегося на плечи бедняков, обостряло социальные противоречия, уничтожало былую общинную и полисную солидарность.
В таких условиях римская власть вызывала протест со стороны общества, связанного с исконными формами общественной организации.

Восстания и бунты в провинциях происходили на протяжении всей эпохи ранней Римской Империи. Самые крупные из них происходили в Галлии 21, 69, 70 годах, в Британии 50, 61 годах, Иудея - грандиозная война с 66-73 года и не менее грандиозное восстание Бар Кохмы в 132-135 годах. Во всех случаях заметно стремление защитнться от римской унификации, отстоять право на самобытность, жить по своим законам и обычаям. Разрушение Римом местных норм и традиций обычно выступало как многосторонний процесс, в котором вся тяжесть взимаемых Империей налогов, алчность и произвол чиновников, торговцев, колонистов, оскорбительное отношение к местным убеждениям и верованиям сливались в единое ощущение имперского бремени, нестерпимого морально и материально. Чем отдалённее от всего месного становилось римское государство, тем еще более громоздким и дорогостоящим оно становилось, тем больше оно извлекало из населения провинций и тем меньше могло вернуть, огромная и единая империя, с ее муниципальной организацией, бюрократией, финансами, дорогами, с ее амфитеатрами и форумами, оказывалась не по силам и не по средствам этому обществу ещё прикованному к ограниченным, замкнутым формам производства, обмена, жизни и прнходила во всё более углубляющееся противоречие с ними.